Здоровье и красота

222

Мысли речичан. Будем здоровы!

 +

Читательский интерес во многом формируется темой. Тема номер один на день сегодняшний – коронавирус. Что за напасть и как с ней эффективно бороться, стараются узнать миллионы и миллионы. Увы, ответы противоречивые.

Смущает, что человечество, добившись относительного благополучия в вопросах питания и медицины, проявило изрядную долю беспечности в ином. Весомые наработки борьбы с инфекциями подзабыты или утеряны и на просторах бывшего СССР.

Сложно понять логику того, что на территории нынешне-независимой Грузии находятся (факт неопровержимый) лаборатории по исследованию вирусно-микробных инфекций. Они в ведении не Грузии, а США. Не надо иметь семь пядей во лбу для правильного вывода, против кого (будь необходимость) разработки, названные выше, могут быть направлены.

Сегодня, когда коронавирус бушует повсеместно, все чаще звучат голоса: недуг вызван не только естественной мутацией по цепочке «животное-человек». Следовательно, где-то мог произойти сбой в контроле за смертоносным оружием, которое, в отличие от оружия обычного или ядерного, губит лишь живое, оставляя жилье, производство и т. д. Но если нет человека, зачем это самое «иное»?

Можно не сомневаться: после относительной победы над коронавирусом будет осмысление случившегося. Но, как думается, четко-исчерпывающий ответ по поводу, кто виновен в произошедшем, мы не получим. Зато появится множество взаимоисключающих обвинений. Поди разберись, где святая правда, а где явная подтасовка, если не откровенная ложь?

«Благо» нынешней пандемии опасной болезни в ее очевидности: вирусно-микробное оружие, как и применение оружия ядерного, несет гибель всему человечеству, а не его части.

Автор данных строк в силу возраста относится к группе населения «наиболее уязвимого». Получил статус работающего дистанционно. Иначе говоря, можно находиться дома, готовя материалы для газеты из квартирного «укрытия». Несколько дней подобной «вольности» лично мне ответ о целесообразности такой занятости не принесли. Зато появилась возможность для более широкого использования личной библиотеки и архива. Постарался найти то, что так или иначе привязано к проблеме вирусной инфекции. Думается: интересно будет и читателю «Дняпроўца».

Юрий Николаевич Пахомов, писатель Российской Федерации (в прошлом главный эпидемиолог Военно-морского флота СССР), за девять лет до нынешнего коронавируса поведал о своем нахождении во Вьетнаме, когда его покинули американцы, так и не добившись военного превосходства над небольшой, но крайне мужественной страной.

Вьетнам – это не Россия и не Беларусь. Его условия для проживания намного сложнее. Вот писательско-медицинские строки: «…В Африке, где, казалось бы, присутствовал весь набор тропических болезней, все же было проще разобраться со всякого рода экзотикой. Вьетнам преподнес куда больше неожиданностей…» А «неожиданности» в том, что местное население питалось практически всем, что ползало, плавало, летало. Так, на рынке Ханоя (столица Вьетнама) Юрия Николаевича «…особенно поразили ряды, где торговали живностью. Аквариумные рыбки, разнообразные птицы, обезьяны, зверьки, похожие на сурков, гигантские вараны в железных клетках, змеи. И все это булькало, шелестело, цвиркало, шипело, повизгивало, и запах стоял острый, звериный. Пожилая китаянка-хуасяу сидела на корточках перед тазом с мутной водой. Я подошел, заглянул в таз – что там? Китаянка улыбнулась беззубым ртом и извлекла из жижи двух упитанных лягушек».

Конечно же, покупать лягушек, чтобы каким-то образом использовать в пищу, Пахомов и его товарищи не стали. Зато на третий-четвертый день заметили «неполадки» в организме: подавленность, молчаливость, раздражительность. Без видимых причин начали вспыхивать мелкие ссоры.

Поначалу оставалось непонятным, почему в платяных шкафах и ящиках для обуви круглые сутки горят электрические лампочки. Отключили их на ночь: к утру одежда и обувь покрылась зловещей зеленой плесенью. Пришлось выбросить черный чай, привезенный из Москвы: издавал отвратительный гнилостный запах.

Все из командированных стали страдать бессонницей. Спать под накомарником душно. Если отбросить полог, наваливается туча комаров, москитов. Укус каждого из них – серьезная опасность. Ведь можно «подхватить» малярию, многочисленные лихорадки.

Юрий Николаевич как врач обратился к главному медику советского посольства. Тот ответил: «Что вы хотите? Ханой стоит в климатической яме – отсюда депрессии, всякого рода невротические состояния. Симптоматика усиливается во время метеорологических бурь, тайфунов. К тому же сейчас по лунному календарю второй июль – самый опасный месяц для европейцев. Мы-то привыкли, адаптировались, а что творится у наших танкистов! Офицеры и солдаты поголовно поражены «панцирной грудью».

Последовало разъяснение: танкисты связаны с техникой и горюче-смазочными материалами. Потеют, поры забиваются грязью и инфекцией. Зуд иногда такой, что «люди на стенку лезут».

…После Ханоя была Камрань (военная база СССР, ранее использовали США). Недалеко от базы дислоцировались вьетнамские моряки. В их среде – лихорадка денге. Утром из вьетнамской казармы выносились носилки с трупами.

Местные крестьяне болели холерой. На юге Вьетнама имелись природные очаги чумы. Но… Как констатировано в воспоминаниях Ю. Н. Пахомова: «…Все мои попытки выбить… нужную информацию заканчиваются полной неудачей. Я потом не раз сталкивался с тем, что вьетнамские коллеги уходят от разговоров об эпидемической обстановке в стране, заболеваемости среди населения».

Словом, ситуация серьезная, а нервозности, и особенно паники, не наблюдалось.

Группа советских специалистов, в которой находился и Ю. Н. Пахомов, вернулась в Ханой. На город надвигался тайфун. Взяв тонометр, Юрий Николаевич прошелся по номерам с целью измерения давления. Все знали: у кого сердечно-сосудистая система в норме, получит к ужину по сто пятьдесят граммов водки. Это «…снимало депрессию, улучшало настроение. К тому же алкоголь повышает кислотность в желудке, и это снижает риск подхватить амебную дизентерию и другую экзотику».

Как воспринять «откровение» бывшего главного инфекциониста Военно-морского флота СССР? Пожалуй, как практику специалиста-медика.

В группе находился и полный трезвенник-полковник Владимиров из главного инженерного управления. Когда настало время возвращаться на родину, Владимиров оказался больным амебной дизентерией (единственный из группы). Взяв на себя последствия, Ю. Н. Пахомов позволил ему вылететь в Москву. На аэродроме больного ожидала машина для срочной отправки в инфекционное отделение военной больницы.

Юрий Николаевич констатирует: «Европейцы, осваивающие тропики, были не дураки, пили по вечерам виски и джин с тоником. Профилактика, в том числе и малярии. В тоник входит хинин».

Нет, автор данного материала отнюдь не любитель спиртного. Скорее, активный противник. Однако не стоит опровергать очевидное. В том числе и наблюдения бывшего главного инфекциониста Военно-морского флота СССР. В определенных условиях небольшая доза спиртного может стать помощником в борьбе с инфекциями. О чем, кстати, несколько недель тому отмечено и главой нашего государства. Противники данного заявления нашлись сразу. Хотя «контр-
аргументы» крайне неубедительны.

Не могу принять утверждение, что в борьбе с коронавирусом бесполезны чеснок и лук. Считаю: благо во всем, что укрепляет организм. А что чеснок, лук, лимон, глоток хорошего спиртного для человека, пораженного обычной простудой или гриппом, ему не повредят – результат, проверенный столетиями.

Достаточно сослаться на книгу доктора медицины Г. Попова «Русская народно-бытовая медицина», изданную в Санкт-Петербурге в далеком 1903 году. На странице 302 находим: «…Универсальным значением при всевозможных заболеваниях, как внутреннее, так и наружное средство, пользуется водка. Особенно полезной она считается при простудных заболеваниях и при страданиях желудка и кишок. Употребляясь чаще всего с чаем или травами, она в некоторых местах дается даже детям, например, при кори и оспе, чтобы скорее вызвать сыпь. При страданиях желудка и при поносах она нередко употребляется с перцем и солью, при простуде и лихорадке – с горчицей и редечным соком, а иногда в виде кабацкого рома или, в особенности при детских заболеваниях, в виде церковного вина. Настаиваясь иногда на «дорогой» траве (сассапариль, сарсапарель) и образуя так называемый «декок», или «декопий», она часто употребляется при лихорадке, простуде и ломоте.

Водка, настоенная стручковым перцем, во многих местах считается средством, предупреждающим заболевание холерой, действенным против многих острых болезней и не бесполезным при кашле, цинге и других.

Не меньшей славой, чем перцовка, при простуде, лихорадке, желудочно-кишечных заболеваниях и прочих, пользуется «березовка» – водка, настоенная на почках или молодых листьях березы. Вместо березовых почек иногда она настаивается на почках тополя (Рязанская и Смоленская губернии) и употребляется в чистом виде для промывания свежих ран или в виде примочки на тряпке. Широким распространением как универсальное средство пользуется также водка, настоенная на калгане и трифоли…»

Всякий, кто имел терпение данную статью прочесть до конца, волен сам определиться, что (лично ему) полезно, а что во вред. Главное – разумная мера. Вспомним профессора Преображенского из романа Булгакова «Собачье сердце»: графинчик с водкой на обеденном столе у него был обязательным.

Остается добавить: спирто-водочная промышленность во времена СССР называлась и ВКУСОВОЙ, и ПИЩЕВОЙ.

Словом, будем здоровы!

Читайте dneprovec.by «Вконтакте» → vk.com/rnewscity Читайте dneprovec.by в «Одноклассниках» → ok.ru/rcity